Приветствую Вас Гость | RSS

ДЗЮДО 柔道

Суббота, 18.01.2020, 21:52

23:25
Михайлин: если бы не спорт, стал бы хирургом или поваром

Серебряный призер Олимпийских игр 2012 года, многократный чемпион мира и Европы по дзюдо в супертяжелой весовой категории Александр Михайлин в интервью специальному корреспонденту агентства РИА Новости Олегу Богатову рассказал о традициях, связанных с Новым годом, праздничных блюдах, любви к кулинарии и чем вызвано желание продолжать спортивную карьеру. 

— Александр, с чем у вас ассоциируется праздник Нового года? 

— Конечно же, с подарками. Когда я был маленький, то любил их получать. А когда вырос, полюбил дарить. Потому что нет ничего прекраснее, чем увидеть улыбки на лицах детей, когда они получают подарки. И, наверное, самое трудное для родителей — удержаться и не подарить их раньше времени. 
Понятно, что 31 декабря накрывается праздничный стол. И когда мы сами были маленькими, то особенно до празднества и не досиживали. А сейчас у меня самого порой чешутся руки вручить подарки раньше времени. Но ничего, дети 1 января просыпались раньше нас и сразу же находили подарки под елкой. И об этом было слышно во всей квартире (с улыбкой). 
Поэтому Новый год у меня связан, прежде всего, с подарками. 

— В вашем детстве все было так же, как и сейчас? 

— Да, подарки под елочкой, Дед Мороз и Снегурочка — все это было обязательной частью праздника. 

— Вы когда перестали верить в существование Деда Мороза? 

— Я и до сих пор в него верю. А как иначе, ведь без веры тогда совсем грустно жить будет. И детей к этому тоже приучаешь, какая-то радость ведь должна быть в жизни. Потому что если все складывается плохо, то это некрасиво. А если есть Дед Мороз, значит, есть и праздник. 
И если приходит зима и выпадает снег, то о чем в первую очередь думают люди? Празднично наряженная елка, Дед Мороз, Снегурочка и Новый год. И все сразу воспринимается очень приятно. Зачем же детям говорить, что его нет? И сразу как бы и праздника нет. Нет Деда Мороза, нет Снегурочки и все как-то становится серо. Нет, если есть Дед Мороз, значит, есть и праздник. 

— Какой у вас был самый желанный подарок в детстве? И самый памятный? 

— Я сразу так и не вспомню. Мне все подарки нравились. И главным была не ценность подарка, а внимание и отношение родителей. Обычно все то, что я загадывал — машинки и что-то другое, я от родителей и получал. Каких-то больших неожиданностей не было. 

— У вас в семье были какие-то традиции, связанные с Новым годом? 

— Нет, особых традиций не было. Одно время мы и Новый год не отмечали, потому что у нас в семье произошла трагедия. Единственное, что у нас какое-то время была традиция с детьми запускать салют. 

— Что обязательно должно быть на новогоднем столе у Александра Михайлина? 

— Оливье, это однозначно. Одно время было оливье, жареная курица, соленые огурцы, картошка, мясная и рыбная нарезка, и бутерброды с икрой. Да, собственно говоря, это практически всегда и было. 

— И селедка под шубой? 

— Да, бывало. Но то, что я назвал раньше, было всегда. А все остальное — селедка под шубой, винегрет, холодец — могло идти уже в качестве дополнения. 

— Но сейчас выбор в магазинах стал гораздо больше, может быть, на столе появились какие-то диковинки? 

— Да нет. Разве что цвет икры сменился, да крабики добавились. К тому же порой не до экзотики, особенно когда под Новый год так вырастает ценник. А дети — такие хулиганы (с улыбкой), что все самое ценное и дефицитное съедают легко и быстро, все уходит просто влет. И растянуть удовольствие на все новогодние праздники не получается. 
Я как-то на Новый год купил две пол-литровые банки икры. Детям днем 31 декабря сначала она не очень понравилась, но потом до утра 1 января уже ничего не дожило (смеется). Поэтому покупать что-то диковинное смысла нет.  

— Вы сами что-то готовите? 

— Да, я и салаты делаю сам, и все остальное могу приготовить. И если есть желание, могу один весь стол накрыть. Но мне больше нравится что-то сладкое сделать. Всем друзьям нравится шарлотка, которая я готовлю очень вкусно. И если они мне не льстят, то у меня и другие блюда неплохо получаются. Я не хвастаюсь, но можно подряд несколько дней различные блюда готовить и все будут говорить — супер, супер, супер. 

— Удивительное дело — обычно мужчины любят готовить что-то из мяса, а ваше фирменное блюдо — шарлотка. 

— Я просто люблю сладкое и это как-то случайно прорезалось. Также было и с блинами — я как-то находился за городом и захотелось чего-то сладкого. В магазин было ехать лень и не хотелось ничего покупать. А все необходимые продукты дома были и я решил приготовить блины. Малые дети тоже были дома и сказали мне — "Папа, это так вкусно!". А я и сам удивился — "Да ладно, действительно?". 
И также получилось и с шарлоткой. Понятно, что любой пирог в магазине стоит хороших денег. А здесь ты все делаешь сам, подстраивая все под себя. И если раньше этот процесс у меня растягивался по времени, то сейчас я все делаю за 15-20 минут. Ну, может быть, чуть подольше. 

— Александр, какие у вас жизненные интересы — охота, рыбалка, автомобили? 

— Раньше я любил рыбалку, мы часто рыбачили вместе с батей. А автомобили... Сейчас, когда живешь в городе, в окно порой посмотришь и понимаешь, что на метро можно добраться быстрее. У меня спортивный зал находится от квартиры в пяти-семи минутах ходьбы пешком. И я спокойно иду, понимая, что ты не зависишь ни от каких пробок и пройти проще, чем доехать на машине. 
А сейчас, видимо, свободного времени стало меньше и на рыбалку уже его не хватает. 

— Вы выбирались в какие-то специальные места? 

— Нет, просто приезжали в деревню на пруды. А затем началось много тренировочных сборов, которые обычно выпадали на лето. И уже было не до рыбалки. 
А так никакого особенного хобби у меня нет. Могу в парк сходить прогуляться или в футбол поиграть. 

— Почему именно в футбол? 

— Мы с друзьями обычно играем в футбол по субботам. Бывали такие случаи, что с командой "Новый поток" мы ездили в Щербинку и с ребятами и девушками из борьбы играли в так называемый "борцовский баскетбол" (с улыбкой). 

— Вы ведь в спорте начинали с занятий баскетболом. А почему ушли? 

— Я расстался с ним лет в восемь, потому что в школе закрыли баскетбольную секцию. Может быть, если бы этого не произошло, то и продолжал бы заниматься. А после того, как ее закрыли, открылась секция самбо и мой выбор был определен. 
Самбо в прошлом году признали временным олимпийским видом спорта. Но более детально о самбо можно будет говорить только тогда, когда его включат в программу Олимпийских игр. Это здорово, если самбо как наш отечественный вид спорта, созданный в нашей стране, будет включен в программу Олимпиад. Но это же вид единоборств, а единоборств в программе Игр уже достаточно. И большой вопрос — уберут ли один из видов спорта для того, чтобы включить самбо? 
И кто-то говорит, что вот, самбо станет олимпийским видом и у нас появится много олимпийских чемпионов. Нет, ребята, не стоит так радужно думать. Ведь, во-первых, поменяют правила и их поменяют так, как удобно Международному олимпийскому комитету (МОК). А, во-вторых, многие представители вольной и греко-римской борьбы, дзюдо, которые не смогли отобраться на Олимпиаду в своих видах, придут отбираться в самбо. И говорить о том, что мы заберем в самбо все золотые медали, было бы слишком громко и не совсем правильно. 
Хотелось бы, но надо быть реалистами. И пока самбо — не олимпийский вид спорта. 

— В первой половине 2014 года вы завоевали серебряные медали на чемпионате Европы в командном турнире, а потом завершили карьеру. Почему? 

— С того момента у меня много чего произошло. В 2014 году я женился и в преддверии этого события мне, наверное, не хотелось как-то себя терзать. Мы не нашли точек соприкосновения с руководством сборной России и я спокойно ушел — и из команды, и из спорта. Если бы я тогда знал, как все произойдет, то, видимо, все же зарубился бы и остался в сборной. Может быть, еще бы и в 2016 году съездил на Олимпиаду. 
Но не бывает рано или поздно, все бывает вовремя. Значит, так и должно было тогда произойти. Знаете, я однажды разговаривал с одним человеком и спросил: "У тебя бывают моменты, когда ты что-то хотел бы поменять в своей жизни и вернуть что-то назад?". И он ответил — "Нет". А я сказал — "У меня есть только один такой эпизод". А его слова в ответ были — "Я знаю, что именно". — "Что?" — "Финал Олимпиады в Лондоне и схватку с (французом) Тедди Ринером. Но ведь все завершилось хорошо. А если бы у тебя было золото, то ты, может быть, давно уже закончил карьеру. А сейчас ты в свои 40 лет продолжаешь бороться. И это круто". 
А у меня все равно осталось ощущение, что в том финале с моей стороны осталась какая-то недосказанность. 

— Наверняка не раз пересматривали схватку? 

— В том году мы ведь после Олимпиады поехали на командный чемпионат мира. И обратно летели с президентом Международной федерации дзюдо Мариусом Визером. И я его спросил про мой финал. А он, улыбнувшись, ответил — "Все было 50 на 50". Я думаю, что на результат повлияло много различных факторов и судейство тоже было заряжено под Ринера. И для него главным было не упасть, а все остальное за него сделали бы. 
Но в то же время и я понимаю, что это был мой тактический "косяк". Надо было выходить на поединок и просто биться изо всех сил. Но это ведь Олимпиада, а до этого ты три уже пропустил и поэтому каждую встречу борешься очень аккуратно и осторожно. Но в финале, если рискнешь, ты можешь быть первым. А если не рискнешь, то выше второго места не будешь. 
Поэтому, может быть, я сейчас и хочу вернуть ту ситуацию — потому что осознаю, что все тогда могло быть по-другому. И если бы я понимал, как ситуация обстоит на самом деле, то бился бы по-иному. Но на тот момент я сделал все, что мог. И по тем ощущениям выступить лучше я не мог. 

— Не слишком ли мало времени вы оставили себе тогда на последнюю атаку? 

— Да нет, это уже ничего не решало. Потому что в концовке Ринер имел преимущество в два "шидо" (замечания) и уже просто убегал от меня. И даже если бы ему дали еще одно замечание, то это все равно ничего бы не изменило. 
Согласен, что, может быть, мне стоило бороться в другой манере. Но, знаете, почему-то раньше арбитры меня засуживали, невзлюбили они меня по какой-то причине. И мне сказали: "Ты выиграй чемпионат мира и тебя будут судить по-другому, все будет хорошо". 
Я выиграл два чемпионата мира, но судейство по отношению ко мне не поменялось, даже стало еще хуже (с улыбкой). 
А потом мне начали объяснять: "Саша, пойми, ты в 2001 году на чемпионате мира боролся и бросал, а потом стал осторожничать и судьи стали относиться к тебе негативно". Я говорю: "Послушайте, когда я боролся хорошо, меня засуживали. Сейчас, как вы говорите, я стал бороться менее агрессивно, и меня опять засуживают". 

— У вас не было ощущения, что именно на Олимпиаде в Лондоне вы вышли на пик своей формы? 

— Я скажу так — может быть, у Ринера на каждого спортсмена есть своя кукла вуду. Но в Лондоне я боролся с теми, кого побеждал и раньше. И единственный спортсмен, кому я проигрывал — это как раз Ринер. Но я был уверен в своих силах, хотя даже сейчас есть соревнования, на которые ты выходишь с неким мандражом. 
А в Лондоне я четко знал, что мне надо делать в каждой схватке и как все закончится. И на финал я вышел настроенным очень хорошо. Но не знаю, почему главная схватка, может быть, всей моей жизни, не получилась. Что-то пошло не так. 

— Двукратный олимпийский чемпион и 11-кратный чемпион мира Ринер по-прежнему будет фаворитом на Олимпийских играх в Токио? 

— Нет, он сейчас даже не первый номер в рейтинге. Но, вы знаете, может он тот еще колдун. У него ведь родители из Гваделупы и как только у Тедди появляется какой-нибудь сильный конкурент, может быть, они сразу варганят какую-нибудь новую куклу вуду (смеется). Он же ведь с 17 лет как начал побеждать, так и продолжает. 
А как еще можно объяснить его победы? Я вот честно скажу — я ни вижу в нем чего-то сверхъестественного — ни физической силы, ни сверхмощи. Да, техника у него хорошая, но она такая же, как у всех. Да, он рослый, но ведь и наш Ренат Саидов такого же роста. И не скажу, что у них большая разница в технике, у Рената она такая же разнообразная. 
Но ведь разница-то в результатах есть. 

— Сталкивались ли вы в жизни с проявлением чудес? 

— Что касается жизненных ситуаций, то какие-то нереальные моменты случались. А что касается дзюдо или зарабатывания денег, то нет, все мне доставалось только трудом. Такое ощущение, что сверху постучали и сказали: "Халявы не будет" (смеется). 

— А что это были за события? 

— Происходили какие-то неожиданные встречи, о которых раньше даже и не думал. Например, что-то загадал и вдруг это и случается. Но это все не материальное, а что касается материального, то не получается ничего (улыбается). 

— Чем вы сейчас в основном занимаетесь? 

— Мне нравится проводить мастер-классы и общаться с детьми. У меня есть несколько учеников, с которыми я занимаюсь и они показывают хорошие результаты. И мне нравится их тренировать. И когда я закончу спортивную карьеру, то, скорее всего, буду заниматься тренерской работой. Причем ученики у меня разные по возрасту и не могу сказать, что кому-то из них я отдаю предпочтение. 
Я знаю, что кому-то нравится работать с уже взрослыми спортсменами, а у меня такого нет. И когда ты занимаешься с ребятишками, то понимаешь — когда он в чем-то ошибается, у него еще есть время с твоей помощью исправить эти ошибки. 
Я считаю, что до 9-10 лет дети не могут заниматься борьбой, они могут заниматься пока только гимнастикой с элементами борьбы. 
И когда я закончу карьеру, то буду знать, с чего мне надо будет начинать. Потому что я знаю, на чем делать акцент. И знаю, что результаты моих учеников зависят только от меня. 
У меня колоссальный опыт выступлений и я много чем могу поделиться. Я могу обучить детей технике, тактике, стратегии борьбы. Мне кажется, что работа на земле – это мое. И хочу делать это сам — мне не хочется, чтобы родители привели ребенка ко мне, ориентируясь на мое известное имя, а тренировать их будет другой человек. Я хочу сам отвечать за свою работу. 
И чтобы родители, если их что-то не устроит, смогли поговорить со мной и спросить с меня. И чтобы я мог объяснить им все с глазу на глаз. Может быть, это мои завышенные амбиции, но по нынешней жизни мне проще что-то сделать самому, чем кого-то просить и уговаривать. 

— Вы до сих пор принимаете участие в чемпионатах России... 

— Вы знаете, некоторые ребята пришли в дзюдо, когда я уже боролся и потом ушли из спорта, а я все еще продолжаю выступать. Я немного понимаю, почему надо мной кто-то смеется: мол, старый уже, а все еще дергается... С одной стороны, ребята моего возраста уже возглавляют спортивные школы или другие организации. Я это уже прошел, я был третьим человеком в Москве, отвечающим за 126 видов спорта. Потом я был директором спортивной школы. Мне, наверное, многие не поверят, но я скажу так: "Чиновничья работа — это не мое". 
Спортсмен, хоть раз познавший вкус победы, хочешь ты или не хочешь, но становится тщеславным человеком. Это как допинг. Я все делаю в свое удовольствие, я борюсь, потому что мне это нравится. Многие этого не понимают, но и для многих это является хорошим стимулом. Ребята смотрят на меня и думают: "Если Михайлин еще борется, то почему я не могу?". 
Я уже больше 30 лет занимаюсь любимым делом. И продолжаю это не от того, что мне больше нечем заняться. Нет, у меня есть куча планов, но я не хочу бросать их из-за того, что мне вдруг снова захочется бороться. Мне сейчас надо набороться так, чтобы потом меня уже никогда не тянуло в дзюдо. Я это сделаю и скажу себе: "Все, теперь тебе пора на покой — заниматься домом и другими делами". 

— Александр, вас сейчас узнают на улицах? 

— Бывает, что это происходит в метро, потому что в Москве на метро порой добраться быстрее, чем на машине. Узнают, подходят, а кто-то порой не верит, что это я. Но я особенно-то никуда и не хожу в публичные места, чтобы меня узнавали. 

— Если бы у вас не получилось в спорте, кем бы вы могли стать? 

— Хирургом. 

— Даже так? Почему? 

— Мне нравилась эта профессия и после учебы в школе я даже хотел пойти поступать в медицинский институт. Но тренер меня отговорил. Я сначала подумал, что он делает благое дело, а потом понял, что тренер просто хочет оставить меня в спорте. И я пошел в институт физкультуры. С учетом того, что я получаю много травм и попадаю время от времени в различные медицинские учреждения, и общаюсь с хирургами, я понимаю, что очень хорошо вписался бы в их компанию (смеется). Скорее всего, все было бы именно так. 
А если не хирургом, то, возможно, стал бы поваром. Мне в юности всегда нравилось готовить и матушка мне говорила: "Саша, у тебя это блюдо хорошо получается приготовить, другое — может быть, будешь поваром?". 
Скромно скажу о себе — талантливые люди талантливы во всем. Может быть, у меня и получилось бы — кто знает? Я думаю, что и в какой-нибудь другой области у меня точно бы получилось. Таким знаменитым человеком бы, возможно, и не стал, но большинство точно бы узнало, что я из себя представляю (смеется). 

— Для вас пиком популярности стала Олимпиада 2012 года или были победы на чемпионатах мира, после которых вы ощущали большую известность? 

— Я скажу так – по-моему, победа на чемпионате мира 2001 года была все же круче. И признанием этого стала одна поездка за город с друзьями. Тогда мне пообещали, что будет забронирован номер в доме отдыха, но свободного номера не было. Но, как специально, на стойке регистрации лежал номер журнала "Лица" за 2001 год. 
Мой товарищ начинает его листать и на одной из страниц находит список "25 сильных людей страны". На первом месте идет Владимир Владимирович Путин, а на втором — я. И парень с раскрытой страницей идет к девушке и спрашивает: "И вот этого человека вы не поселите? (с улыбкой). 
И номер сразу же был найден. Но тогда все только начиналось, мне было 22 года. И если в 2001 году чемпионат мира выиграли два российских борца — я и Виталий Макаров, то в 2012 году внимание после моего серебра немного разделилось с другими нашими ребятами. Ведь тогда у нас в Лондоне было еще три золота и одна бронза. 
А в 2005 году, к примеру, я выиграл три турнира "Большого шлема", чемпионат Европы, чемпионат мира среди военнослужащих и чемпионат мира. Тогда у меня было порядка 14 стартов, а в результате — 13 побед и только одно серебро. Тот год вообще был просто улетный. 

— Есть ли у вас в жизни какая-то мечта, исполнения которой вы хотели бы сейчас? 

— На самом деле и мечтать-то не о чем. У меня есть дети, все родные живы и здоровы, я счастлив. И я занимаюсь любимым делом, которое к тому же и кормит мою семью. 
Все, что нужно, у меня есть. Хотелось бы, чтобы у меня получилось правильно воспитать и мотивировать детей. И направить их в то русло, в которое нужно. И чтобы у них все было хорошо. Я считаю, что насколько мы хотим сделать себя счастливыми, настолько и делаем.

Автор: https://rusbiathlon.ru/news/fight-club-martial-arts/judo/id136290/

Категория: Новости | Просмотров: 31 | Добавил: Владимир | Теги: #дзюдо, #мма, #поясчемпиона, #шарупич | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar